fbpx

You Used to Call Me on My Cell Phone: почему мы пишем, а не звоним

9.12.2019

Современная технологическая реальность изменила то, как общаются люди. Мы чатимся в мессенджерах и пишем голосовые сообщения, меньше звоним и больше «текстим».

Плохо это или хорошо, как влияет на нашу психику и продуктивность, и как стоит организовывать коммуникацию сегодня — об этом поговорим с научным журналистом, сотрудником Института химической физики РАН и нашим постоянным колумнистом Екатериной Ждановой.

Коммуникационная реальность

Немного цифр:

Люди широко используют цифровое текстовое общение. В основном потому, что могут. Еще лет пять назад это было не так удобно, а десять — мало кому доступно. Но возникают вопросы: «убили» ли новые технологи все человечное в коммуникации? Или наоборот, сделали удаленное общение удобнее?

Давайте сначала попробуем понять, какие функции выполняет общение.

Зачем мы общаемся

В пирамиде Маслоу — одной из самых популярных моделей теории мотивации — общение стоит посередине. Согласно этой теории, общение уступает удовлетворению физиологических нужд и обеспечению безопасность. Но важнее, чем удовлетворение духовных или карьерных потребностей.

Социальные психологи сказали бы так:

 Мы общаемся, чтобы удовлетворить базовую потребность в общении. Люди — социальные существа, и нам просто надо общаться — также как есть и пить.

 Мы общаемся, чтобы улучшить и поддержать нашу самооценку. Именно через общение мы узнаем, кто мы такие, хорошие или плохие, как люди воспринимают наше поведение.

 Мы общаемся, чтобы исполнить социальный долг. Спрашиваем, как дела у коллег, соседей и одноклассников. Таким образом, мы подтверждаем, что знакомы, что это «наши» люди и что мы не забываем о них.

 Мы общаемся, чтобы строить отношения. Мы завязываем знакомства, дружбу, партнерство — и поддерживаем их.

 Мы общаемся, чтобы обмениваться информацией. Какую-то часть информации можно получать из СМИ или книг, какую-то — из разговоров с другими людьми. Особенно важна эта функция, когда нужен совет или рекомендация: «сарафанное радио» даже в XXI веке не теряет своей актуальности.

Мы общаемся, чтобы влиять на людей.Когда мы делимся впечатлением о чем-либо — новом фильме, вкусном блюде или чем-то еще — мы хотим, чтобы собеседнику это тоже понравилось. Или не понравилось. Так мы укрепляем и проверяем свой социальный статус.

Нейрофизиологически в процессе общения выделяются нейромедиаторы окситоцин (гормон привязанности) и серотонин (гормон «социального статуса») — два из четырех «гормонов счастья», оказывающих наибольшее влияние на наш мозг.

Общение — важная часть нашей жизни. И в целом все вышеперечисленные функции можно обеспечивать одним только текстовым обменом. Но возникает вопрос: не является такое общение суррогатом? И что мы теряем, когда заменяем телефонные звонки перепиской?

Информативность сообщения

В процессе общения мозг анализирует не только сами слова, но и то как они произносятся, а также невербальные сигналы тела и микровыражения лица. Несмотря на все дополнительные возможности — смайлики, эмодзи и прикреплямые фото/видео — текстовые сообщения менее информативны, чем голосовое общение. Текст как минимум беднее на один важный сенсорный канал — интонацию.

Конечно, и у текста есть разные стили. Мастера художественной литературы справляются одними словами передавать тонкости состояния души героев и их переживания. Однако в обычной жизни мы не всегда отслеживаем «тон» сообщений. В таких случаях собеседник, прочитавший письмо со своей интонацией, может неверно его истолковать. Если бы человек получил это же сообщение в разговоре и с вашей интонацией, то вероятность взаимонепонимания была бы меньше.

К тому же близким людям просто иногда важнее услышать ваш спокойный и радостный голос, чем прочитать кучу подробных смс о том, как у вас дела.

Почему мы не звоним

В статье про когнитивные искажения я знакомила вас с нобелевским лауреатом Дэнилемем Канеманом и его ресурсной теорией внимания. У этого ученого есть еще одна теория — теория перспектив. Как раз за эту разработку Канеман получил Нобелевскую премию по экономике в 2002 году. Ключевая концепция теории — идея неприятия потерь. Это когда дискомфорт от потери сильнее радости от приобретения. Классические эксперименты Канемана показали, что люди охотнее выбирали маленькую гарантированную награду, чем вероятность получить награду значительно больше при риске что-то проиграть.

В контексте общения теория работает так. Есть акт телефонной коммуникации, который сенсорно богаче: вы получаете не только информацию в виде слов, но и интонации. Польза — порция «гормонов счастья» — в такой ситуации гораздо больше, чем вы получите в случае переписки. Однако есть риск: человек может быть занят или может быть не рад вас слышать и не хотеть разговаривать с вами прямо сейчас (а вы это сразу поймете по тону голоса). В этом случае вместо ожидаемых эмоций (и гормонов) вы получите другие: неприятные ощущения и «стрессовые» гормоны. К тому же сам процесс очного диалога кажется более энергозатратным: вам надо отвечать сразу без паузы на «обдумать», держать в голове все обсуждаемое — никакой «многозадачности» в процессе.

Безопасный сценарий таков: вы отправляете сообщение в мессенджер или на почту. Человек ответит вам, когда у него будет возможность. И вы сможете продолжить переписку, когда будет удобно вам. Ответ можно продумать, если отвлеклись на что-то другое — можно будет взглянуть на переписку и вспомнить, о чем была речь. Это обычно и вашему собеседнику удобно. У него также куча задач. И он наверняка лучше когда-то с вами разберется потом, чем прямо сейчас будет отрываться от дел и отвечать на телефон.

Есть еще соображение, что сам акт аудиообщения подразумевается как обмен информации с кем-то близким. Телефонные технологии все же очень молоды на фоне всей истории человеческих разговоров. Получается неестественная вещь: собеседник где-то невероятно далеко, но мы слышим его голос. При этом ни выражение лица, ни язык тела для обработки недоступен. Это тоже может быть источником дополнительного дискомфорта.

Телефонный звонок — моветон

Сегодняшние реалии таковы, что просто позвонить может оказаться не только «страшновато» для нашего социального подсознания. Это может быть просто невежливо. Согласно правилам цифрового этикета, следует послать сообщение с просьбой созвониться. Цифровой этикет, как и классический, собирает в себе правила и рекомендации, которые делают общение людей взаимно удобным. Также среди по-цифровому вежливых людей принято рабочие дела решать в почте, не писать в позднее/раннее время, а также не использовать аудиосообщения без серьезной на то причины — они могут быть еще более неудобными, чем звонки. Исключением является предварительная обоюдная договоренность.

Всегда онлайн

Мы уже разобрались, что переписка — более социально безопасный способ общения. А еще и более привычный: сообщениями в виде текста люди обмениваются веками. В таком ключе технологии сделали старый добрый письменный способ ближе и удобнее. Но у такого удобства есть опасное побочное действие. В режиме «многозадачности» можно быть на связи с большим количеством людей. Но мы уже обсуждали, что многозадачность — миф. Вспомним еще раз ресурсную теорию внимания Канемана. Постоянное отвлечение на входящие сообщения вредит вашей и продуктивности.

А еще такой режим вредит вашему здоровью: в таком состоянии ни мозг, ни организм не могут восстанавливаться. Поэтому, если вы хотите совместить общение с отдыхом, общайтесь с приятными вам людьми лично. И устраивайте себе цифровой детокс хотя бы на вечернее и ночное время.

Практические рекомендации

 Тип общения выбирайте по уровню ваших отношений. Не стоит писать в вотсап партнеру или начальнику, если не договорились о том, что им это удобно.

 Не бойтесь звонить, если это вам реально нужно. Хочется быстрее разобраться с вопросом, услышать голос старого друга — что бы ни было. Не прячьтесь за безопасностью текстовых сообщений. Если совсем дискомфортно набрать номер, отправьте: «Можно тебя набрать в ближайшее время?». По телефону проще уловить недосказанное, а это может быть решающим фактором в отношениях.

 Задавайте себе вопрос: почему я пишу Васе смс вместо звонка или личной встречи? Если вам так обоим удобнее решить какой-то вопрос, то это неплохо. Но если вы жертвуете самым полезным и информативным (живым) или чуть более информативным (голосовым) общением из-за привычки или социальных опасений (см. выше), то стоит поработать над собой и позвонить или пригласить встретиться.

 Устраивайте себе цифровой детокс: отключайте гаджеты на время приема пищи, за некоторое время до сна и не включайте сразу после пробуждения. Потребность в общении имеет высокий приоритет, но питание и отдых все же важнее.

Наш цифровой мир не так уж плох. В существовании мессенджеров есть куча плюсов. Друзья в курсе, где вы и что у вас происходит, потому что вы рассылаете им фотки из отпуска. Можно что-то спросить, рассказать, поделиться в любой момент, как только возникнет потребность пообщаться. Кажется, мы как никогда близко к социуму. Но насколько реальна эта близость? Достаточно ли для вас такой организации общения с друзьями, родственниками и коллегами? Это личный вопрос, и каждому стоит ответить на него честно для себя.

Для меня мессенджеры удобны: в таком формате проще сформулировать неловкую просьбу, чем в письме или на чье-то сообщение ответить отказом, или отреагировать спокойно после паузы. А также очень здорово получать ответы на письма почти сразу, без недельных ожиданий привета от почт. Я бы сказала, что технологии сделали текстовое общение лучше, но не заменили живое общение. Мы меньше видимся не потому, что можем писать другим людям. Из-за альтернативных каналов коммуникации мы можем просто не заметить, как нам живого общения не хватает.

Требуется самодисциплина и внимание к себе и окружающим, чтобы организовать коммуникационную среду. Эта среда должна быть удобной и для вас, и тех, с кем вы общаетесь.Текст не лучше и не хуже звонков, у каждого способа свои преимущество. Но никакой хай-тек никогда не заменит живого общения.

Как вам материал?
9886 3 0 cookie-check You Used to Call Me on My Cell Phone: почему мы пишем, а не звоним no